Власти США оштрафовали Банк Москвы за нарушение санкций против Ирана

На расширение таксомоторного парка выделят 100 млн рублей - Ликсутов



Промышленность напоследок даже росла

После нулевого роста промышленного производства в 2013 году и слабых показателей промпроизводства в январе Росстат сообщил о резком росте в промышленности в феврале - 2,1% в годовом измерении, 1,6% в сравнении с прошлым месяцем, с начала года средний прирост выпуска в промышленности в годовом измерении является положительным - 0,9%. Отраслевая разбивка показывает, что рост генерирован обработкой (3,4% год к году), он, вероятно, мог бы быть и выше, если бы не влияние относительно теплой зимы на энергетиков, где выпуск год к году почти не изменился (сокращение на 0,3%). Росстат фиксирует сильный рост в феврале промпроизводства самых разнообразных товаров, имеющих, впрочем, небольшой вклад в индекс - от синтетических тканей (47% роста год к году) до троллейбусов (63%). По крупным отраслям промышленности фиксируется в основном стагнация выпуска, хорошие февральские показатели обеспечены, в том числе, ростом в секторе производства удобрений и отсутствием падения в секторе добычи.

«Возврата к росту» не случилось бы, если бы не все тот же эффект низкой базы: февраль 2013 года был особо провальным для промпроизводства, падение его тогда составило 3,1% год к году. В меньшей степени в 2014 году эффект будет подкрашивать цифры промпроизводства в марте и апреле. Владимир Сальников из ЦМАКПа полагает, что данные Росстата, очищенные от сезонных колебаний свидетельствуют о возвращении экономики в уже привычное стагнационное состояние: «Мы видим, что в январе произошел классический отскок, который объясняется традиционной нестабильностью производства в первый месяц года. Сейчас же все возвращается в привычную колею». Рост в обработке на 7,1% в ЦМАКПе считают полностью объяснимым эффектом низкой базы.

Так или иначе, февраль, вероятно, станет последним месяцем, когда промпроизводство будет демонстрировать хотя бы статистический рост: валютные колебания января--февраля и стремительный рост российских политических рисков с февраля 2014 года впервые найдут отражение в статистике марта, полноценно отразятся с апреля 2014 года: речь идет не о влиянии санкций, а о влиянии ожиданий их финансовыми институтами и предпринимателями, это будет главным депрессивным фактором. Сами по себе ожидания в отсутствии санкций вчера описаны, например, в отчете Credit Suisse: в наихудшем сценарии (в данном случае - присоединении Крыма к РФ, что уже состоялось) капитализация компаний, входящих в индекс РТС, по мнению аналитиков, снизится к концу 2014 года на 27%, что и включает в себя риски промышленного падения в отдельных секторах, и само по себе является риском для промпроизводства - снижение капитализации компаний сокращает их залоговую базу под кредитование.

С мая 2014 года без влияния на экономику России конфликта с Украиной можно было бы ожидать или сохранения стагнации, или вялого роста промпроизводства. Однако и без этого довольно хрупкие надежды на рост почти неизбежно разбиваются о предположительно резкое ухудшение условий для обслуживания долга крупных промышленных компаний, вызванных сокращением лимитов кредитования крупными иностранными финансовыми структурами на РФ и взрывным ростом оценки валютных рисков. По данным «Ъ», вчера на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева (см. стр. 1) приводились оценки Сбербанка по доле валютных кредитов по отраслям: наиболее высока доля валютных кредитов в долге сектора добычи в ТЭК (48%), в обработке, менее склонной к принятию валютных рисков (значения показателя - 28%), высока доля валютных кредитов у химиков (46%) и металлургов (44%). Если в случае с ТЭК промпроизводство инерционно, то проблемы химиков и металлургов (особенно последних) сами по себе приведут промпроизводство от стагнации к падению в марте--апреле - по крайней мере, оснований для того, чтобы ожидать другого сценария до лета 2014 года, уже нет. Если же учитывать, что эффект переоценки суверенных рисков РФ (даже в случае отсутствия каких-либо выборочных или общеэкономических санкций) будет влиять на доступность кредита как минимум в ближайшие месяцы, февральский рост промпроизводства на 2,1% имеет шансы стать рекордом для всего года.

Дмитрий Ъ-Бутрин, Станислав Ъ-Кувалдин