Рубль перешел к решительному росту

Россельхознадзор разрешил ввоз семенного картофеля из трех стран Евросоюза



Офшоры пригласили к наполнению бюджета

Законопроект подготовлен во исполнение поручения Владимира Путина и предлагает ввести налогообложение прибыли контролируемых из России иностранных компаний. Минфин считает, что именно с их помощью российский бизнес аккумулирует доходы за рубежом, без уплаты налогов используя их для сделок, инвестиций и потребления. Неожиданностью проекта стало то, что для выявления «уклонистов» Минфин намерен раскинуть максимально широкую сеть - все российские организации и граждане, владеющие хотя бы 1% капитала компании в государстве с льготным налогообложением, будут обязаны сообщить об этом в налоговые органы РФ. Ранее о намерении ввести столь низкий порог надзора за владением офшорами ведомство не сообщало. Контроль не коснется публичных компаний, но распространится на фонды, трасты и прочие формы коллективных инвестиций.

Список низконалоговых юрисдикций Минфин составит позже - заместитель главы ведомства Сергей Шаталов обещал, что он будет «немного шире» действующего перечня из 41 офшора (эксперты полагают, что его дополнят популярные у российского бизнеса Кипр, Нидерланды, Швейцария). Размер штрафа за несообщение о владении - 100 тыс. руб. за каждую «забытую» компанию. Платить налоги с не распределенной на дивиденды прибыли придется, если доля участия резидентов РФ (с учетом супругов, детей и «иных лиц») превышает 10%. Ставки налогов стандартны: 20% для компаний и 13% для граждан и превышают размер отчислений с дивидендов - 9%. Штраф за неуплату - 20% от «утаенной» прибыли, но не менее 100 тыс. руб.

Иван Чемичев из АКГ «МЭФ-Аудит» отмечает, что предложенные пороги владения (1% для отчета, 10% для уплаты налога) в сравнении с мировой практикой весьма высоки. Так, в США можно не уведомлять о деятельности иностранной компании, если общая доля американских акционеров в ней не превышает 50%. Более жесткий российский подход, по его словам, объясняется, видимо, тем, что из-за остроты проблемы вывода денег в офшоры, на первое место поставлен принцип осведомленности налоговых органов. Рустам Вахитов из аудиторской компании «Аудэкс» полагает, что необходимость декларировать практически все офшорные активы раскрывает структуру владения - вместе с изменением правил определения резидентства это может привести к тому, что часть бизнеса действительно откажется от использования офшоров. Михаил Филинов из PwC отмечает, что правила о контролируемых иностранных компаниях работают по методу самодекларирования везде в мире: «Взаимодействовать с зарегистрированными в РФ организациями гораздо эффективнее, чем гоняться за призрачными офшорными структурами, директора которых никогда не появятся в России».

По словам Марка Ровинского из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», очевидно, что в России новации в первую очередь будут использоваться для борьбы с практикой, когда офшорные компании накапливают нераспределенную прибыль, полученную от деятельности в России, и распоряжаются ею в частных интересах своих бенефициаров. Это приведет к сокращению «рынка» офшоров и усложнению структур владения. «Но возможность эффективного использования этих инструментов напрямую зависит от качества обмена информацией с налоговыми органами других, в том числе оффшорных, юрисдикций»,- указывает эксперт. Российские налоговики уверяют, что этот процесс уже начался. «Важную роль должен сыграть обмен информацией между налоговыми администрациями,- сказали 'Ъ' в ФНС.- С некоторыми из них договоры уже заключены. Надеемся, мы сможем получать информацию с помощью инструментов, которые будут действовать в рамках ОЭСР». Впрочем, процесс присоединения РФ к ОЭСР на прошлой неделе был приостановлен.

Вадим Ъ-Вислогузов, Татьяна Ъ-Гришина