Свердловский министр промышленности попросил предприятия прислать в Сухой Лог воду

В Согласии сменился генеральный директор



Высокочастотный трейдер Quantlab обвиняет двух украинских программистов в краже кода

Высокочастотные трейдеры используют похожие стратегии, но программный код у каждой компании свой, и они берегут его как зеницу ока. В 2001 г. хедж-фонд Quantlab, учрежденный в 1998 г. Уилбуром Босаржем, профессором математики, сделавшим карьеру в нефтяных компаниях, и бизнесменом Брюсом Имсом, решила начать высокочастотный трейдинговый бизнес. Она наняла команду программистов, в числе которых были математик Андрей Кухарский, имеющий украинское и канадское гражданство, и украинский физик Виталий Годлевский. Ни тот ни другой в финансовой сфере до этого не работали.

Новый бизнес оказался прибыльным. В 2001 г. Quantlab начинала торговать с $1,5 млн капитала, а к 2007 г. заработала сотни миллионов долларов. Сейчас на ее долю приходится 1,9-3% дневного оборота на фондовом рынке США (данные ModernNetworks IR). В 2008 г. семейный офис Босаржа купил остров на Багамах площадью 300 000 кв. м, а музей Babydoll, принадлежащий жене Босаржа, потратил миллионы на личные вещи Мерилин Монро.

Годлевскому и Кухарскому стало казаться, что Quantlab им недоплачивает. Хотя их бонусы порой достигали сотен тысяч долларов, в 2006 г. они стали просить о повышении вознаграждения. В марте 2007 г. оба были уволены.

В апреле 2007 г. Годлевский, который был религиозен, познакомился в православном монастыре с юристом Эммануэлем Мамалакисом, специализирующимся на классовых исках. Годлевский предложил учредить высокочастотную трейдинговую компанию, которая бы тратила значительную долю прибыли на благотворительность. Мамалакис согласился управлять бизнесом, а Годлевский должен был организовать работу программистов.

В июле 2007 г. Годлевский, Мамалакис и Кухарский учредили в Хьюстоне SXP Analytics. Компания была названа в честь святой Ксении, раздававшей свое имущество бедным.

Вместе они проработали недолго. В 2008 г. компанию покинул Кухарский, недовольный ее религиозной направленностью. Вскоре он написал основателю Quantlab, что SXP использует ее код. В феврале 2008 г. Quantlab сообщила об этом ФБР, и в марте агенты обыскали офисы и дома сотрудников SXP в семи штатах. Код Quantlab был обнаружен на личных компьютерах Кухарского и Годлевского. Оба утверждают, что код не крали, а на их компьютерах он установлен, поскольку в Quantlab они часто работали из дома. Правда, по данным ФБР, код Quantlab был скачан на компьютер Кухарского уже после его увольнения.

Quantlab сразу заподозрила, что Кухарский и Годлевский собираются использовать ее алгоритмы и за месяц до создания SXP Analytics подала на них в суд. Иск был отклонен, но после начала расследования ФБР компания подала к Годлевскому, Кухарскому и Мамалакису другой иск с обвинениями в нарушении прав интеллектуальной собственности.

SXP Analytics, начав с $1 млн, за 3,5 года заработала $44 млн, но в 2012 г. закрылась. Годлевский обвинил Мамалакиса в нецелевом использовании средств компании. Мамалакис утверждает, что SXP пожертвовала несколько миллионов долларов «церквям, женщинам, подвергшимся насилию, и клиникам по реабилитации наркоманов».

Годлевский живет в пригороде Милуоки и зарабатывает на жизнь написанием программ, разведением кур и пчел и уходом за садом. Кухарский новую работу не нашел.

WSJ, 3.04.2014, Татьяна Бочкарева